Рейтинг лучших книг антиутопий — ТОП 11

Романы антиутопии — художественное предупреждение ныне живущим о возможном негативном пути развития человечества. Мы отобрали наиболее ярких представителей жанра, сконцентрировавшись на книгах, которые в первую очередь показывают яркий социальный и политический конфликт тоталитарного (хотя и не всегда) мироустройства и в меньшей степени делающих акцент на экшен и фантастику.

Конечно, малое количество мест оставило за бортом многие достойные книги этой тематики, но мы обязательно расскажем о них в других рейтингах, так же как и о более динамичных антиутопиях, таких жанров как киберпанк, стимпанк и прочих. Что ж, начнем...

ТОП 11 лучших книг антиутопий

11. Не отпускай меня — Кадзуо ИсигуроНе отпускай меня — Кадзуо Исигуро

Книга от лауреата Нобелевской премии 2017 года по литературе. Книга, как и ряд его других произведений, берет невероятно сильной эмоциональной составляющей. «Не отпускай меня» по версии Time вошла в сотню лучших англоязычных романов почти за 100 лет. Рассказ ведется от имени уже взрослой женщины, которая вспоминает свое детство, проведенное в интернате специального назначения. История о системе, предопределяющей судьбу отдельных людей, история о восприятии этой системы детьми из спецшколы и история силе дружбы и любви.

10. Записки о кошачьем городе — Лао ШэЗаписки о кошачьем городе — Лао Шэ

Роман, опубликованный в 1932 году, стоит рассматривать как сатирическую антиутопию (еще более тем замечательную, что она написана китайским автором). Книга в отличие от большинства подобных произведений, сводящих проблему будущего к тоталитарному государству, обезличивающему собственное Я человека, поднимает обратную проблематику — общество непримиримых индивидуалистов неспособных собраться вместе даже перед лицом смертельной опасности. Действие романа происходит на Марсе в обществе, где государство никак не вмешивается в жизнь населения, законы ни к чему не обязывают, наркотики разрешены, а высшая ценность — свобода. Звучит как рай для либерала. Но у блестящей монеты есть и обратная сторона, чтобы о ней узнать, стоит прочесть этот любопытный образец жанра.

9. Всем стоять на Занзибаре — Джон БраннерВсем стоять на Занзибаре — Джон Браннер

Написанная в далеком 1968 года, но ставшая до боли пророческой книга. В свое время произведение получило премию Хьюго, а также литературную премию Аполло и премию Британской ассоциации научной фантастики, а рейтинг по версии журнала Locus определил книгу в 20 лучших фантастических романов. Антиутопия повествует о мрачном будущем (а в некотором роде уже настоящем) планеты Земля, когда перенаселение достигло предела, планета задыхается от последствий технического прогресса, большинство населения живет в бедности без какой-либо надежды на улучшение и пялится в телевизор, глядя на идиотские шоу. Правительства разных стран легализируют наркотики, чтобы затуманить людям разум. Территорий не хватает и мир находится в состоянии постоянной «холодной» войны, время от времени переходящей в «горячую». Растет напряжение, в густонаселенных районах рождение детей из постыдного акта превращается уже практически в преступление против закона.

8. Приглашение на казнь — Владимир НабоковПриглашение на казнь — Владимир Набоков

Особенный роман-антиутопия, опубликованный еще в 1935-36 годах, — по словам Набокова его «единственная поема в прозе». Одна из самых иносказательных его книг, которая может открыться читателю далеко не сразу и с трудом. Произведение в стиле абсурда — об абсурдности жизни «взрослых истуканов» их тусклой жизни и надуманных правилах, лицемерии и приверженности системе. Роман об тоске и непонимании. О постоянном одиночестве главного героя, приговоренного к смертной казни и окруженном не людьми, а «убогими призраками». История человека, сидящего в камере смертников за «непохожесть» на окружающий мир, за то, что осмелился снять свою маску — иметь собственные мысли.

7. Улитка на склоне — Аркадий и Борис СтругацкиеУлитка на склоне — Аркадий и Борис Стругацкие

Самое совершенное и значительным произведение Стругацких по их собственному мнению. Роман был написан в 1965 году, но полностью в СССР был опубликован только уже незадолго до его развала — в 1988. И не зря… Антиутопический мир произведения рассказывает о деградации и почти полном вырождении идеалов общества, о бессмысленной бюрократической машине, варящейся в собственном соку, об чиновниках идиотах и надзирателях подлецах, а также о полной ничтожности роли одного человека в тоталитарной системе. Произведение разделено на две весьма независимые сюжетные линии, одна «Управление» как-раз расскажет об общественном строе, где правят приказы, схемы и постоянный страх, а вторая «Лес», которая расскажет о совсем другом мире, не менее странном и враждебном, но со своими законами существования. Вопрос только в том, есть место людям в этом Лесу…

6. Процесс — Франц КафкаПроцесс — Франц Кафка

Написанный в 1915 году, он увидел свет спустя 10 лет, уже после смерти писателя. В романе ярко показана сюрреалистичность бесчеловечного мира бюрократов, где обычный человек является лишь припиской в их огромных книгах, где никого не интересует сама личность и где добиться справедливости практически невозможно. В те годы, как, впрочем, и сейчас, попав под мощную судебную машину, ты становишься совершенно беспомощным перед ее жерновами. Ты можешь метаться от одного ее винтика к другому, но винтикам интересно лишь одно — самим не выйти из бездушного ритма и не попасть в мясорубку системы. Роман «Процесс» — это кошмар обычного человека, попавшего в западню и пытающегося из нее выбраться.

5. Мы — Евгений ЗамятинМы — Евгений Замятин

Антиутопия, включенная в школьную программу, хотя далеко не всем эта книга по зубам в старших классах, как и большинство романов, которыми насильно «кормят» в средней школе. Этот роман, написанный в 1920 стал вдохновением для Оруэлла и Хаксли, а в СССР, как обычно, с подобными произведениями не церемонились, объявив враждебными, — он был опубликован только в 1988 году. Основная идея романа в обезличивании человека, растворении «Я» среди множества «Мы». Герои даже лишены имен, тоталитарный режим рассматривает их лишь номера в длинном списке. Идея равенства доведена до абсурда, отдельный человек ничего не может, он не должен иметь ни своего мнения, ни собственных стремлений — этакий человеческий улей, где каждой «рабочей пчеле» есть свое четко выверенное математическое место для работы и смерти.

4. Заводной апельсин — Энтони БёрджессЗаводной апельсин — Энтони Бёрджесс

Знаменитая антиутопия, созданный в 1962 году и экранизированный спустя 9 лет великим режиссером Стэнли Кубриком. История о преступлении, о наказании, о выборе и последствиях. История о насилии в разных плоскостях. О примитивном насилии подростковых банд, о бессмысленной жестокости и бездумном бунтарстве под действием гормонов, наркотиков и алкоголя. О насилии государства над личностью, создающий замкнутый мир насилия в исправительных заведениях и применяющие методы «промывания мозгов» для исправления преступных склонностей — лечение, которое в итоге, как опухоль, приводит к деградации личности. Третий уровень — это гражданское насилие — жестокость простых людей, которые, вероятно, сами того не зная, способны на самые ужасные поступки если им подвернется случай. Четвертый — насилие политической системы и пропаганды, поддерживающей насильственные методы достижения целей. В итоге круг замыкается и насилие порождает насилие, возвращающееся в лице тех же молодых банд, но уже нового поколения — некая замкнутая система зла, которая пережевывает людей и выплевывает их уже слабыми и переломанными.

3. О дивный новый мир — Олдос ХакслиО дивный новый мир — Олдос Хаксли

Одна из самых известных антиутопий 20-го века. История о мире программированного развития общества, где людей растят в пробирках и их будущее предопределено — ведь каждого распределят по соответствующим кастам. Мир, где за тебя уже подумали и предоставили тебе работу, которая по мнению государства подойдет тебе лучше всего, да и работа распределяется лишь для того чтобы занять тебя, ведь большинство процессов механизированы. Даже позитивные эмоции вызываются синтетически при помощи чистого наркотика, не имеющего похмельного синдрома. Но за всё приходится платить и плата за «дивный мир» — застой, отсутствие инициативы, развития науки и деградация культуры. Всё что заставляет переживать или размышлять — лишнее. Роман — это история выбора — быть ли тебе механической биокуклой в мире видимого благоденствия или же человеком — но с жизнь полной эмоций и страданий.

2. 451 градус по Фаренгейту — Рэй Брэдбери451 градус по Фаренгейту — Рэй Брэдбери

Четыреста пятьдесят один градус — температура горения бумаги (хотя на самом деле не по Фаренгейту, а по Цельсию, но это не столь важно в данном контексте), а значит при ней горят книги, горят мысли, горят мечты, любовь и страдания. Культовый роман заслуженно получает серебряную медаль рейтинга лучших книг антиутопий. Мир, где люди потакая своему вечному «хлеба и зрелищ» довели себя до состояния отупевших потребителей шоу с больших экранов и где книга признана вредной и подлежащей сожжению. Эволюция человеческой тупости и пустоты, доведенная автором до апогея. При этом, конечно, в наши дни можно сказать, что книга в данном произведении — это символ источника здравой мысли, заставляющий вас задуматься, толкающий развиваться и двигаться вперед, а экран телевизионной стены, — наоборот — символ пережеванной информации, которую заливают прямо в голову примитивному обществу потребления.

1. 1984 — Джордж Оруэлл1984 — Джордж Оруэлл

Пожалуй, одна из самых известных антиутопий, с её великим тоталитарным лозунгом «ignorance is strength» — «незнание — сила». Автор и название его книги давно уже стали нарицательными для обозначения полной диктатуры и «промывания мозгов». Роман в полной мере показал всю масштабность, грязь и низость тоталитаризма, полностью выжимающего из людей какое-либо свободолюбие и свободомыслие. Двухминутки ненависти, лживая пропаганда, парады, шествия с факелами, марши и прославление Старшего Брата. Шпионаж, доносы и тотальная система наблюдений держит людей в постоянном страхе, а самоцензура заставляет их подавить любое желание к мыслепреступлению. Система всеохватывающая. Оруэлловскому диктатору не надо чтобы люди притворялись, что 2х2=5, ему надо, чтобы они действительно так считали и любили Старшего Брата. Заслуженное первое место роману, благодаря которому во много остановилось движения тоталитаризма по миру.

Надеемся, что в рейтинге лучших книг антиутопий вы найдете книгу для себя по душе. Признаем, что большинство произведений уже являются классикой и отчасти молодому читателю иногда могут показаться недостаточно динамичными, так что в другом обзоре обязательно составим рейтинг современной фантастики антиутопии.

Добавить комментарий